November 29th, 2008

Шаву

А вот и стенограммка подоспела.

Политические и социальные последствия экономического кризиса в России

Виктор Резунков

28.11.08 Виктор Резунков: В последнее время в российских средствах массовой информации появилось огромное количество прогнозов экспертов, политиков, журналистов. Все обсуждают главный вопрос: какие п олитические и социальные последствия для России в ближайшее время, например, в наступающем году будет иметь финансовый кризис?
Разумеется, не претендуя на широкомасштабный экономический анализ, мы сегодня обсудим наиболее интересные прогнозы, прекрасно при этом осознавая, что делать прогнозы – занятие неблагодарное.
В Петербургской студии Радио Свобода – редактор отдела экономики газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Виктор Николаев и политолог, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Гавра.
И первый вопрос – это как раз тот вопрос, который я и адресую нашим слушателям: какие, по вашему мнению, политические и социальные последствия для России будет иметь финансовый кризис? Дмитрий, ответьте, пожалуйста.

Дмитрий Гавра: Я начну с того, что кризис, с моей точки зрения, еще, по крайней мере, в России, скорее, является фактом массовой коммуникации, нежели фактом, реально повлиявшим на экономическую и социальную жизнь. Мы видим, прежде всего, много разговоров о кризисе и слышим то, каким образом разные политические силы рефлексируют. Мы видим некоторые цифры снижения экономических показателей. Тем не менее, с моей точки зрения, не то что пик, а подъем кризиса в России еще впереди. И в этой связи я считаю, что, прежде всего, есть время для структур, принимающих решения, для сектора государственного управления, для политического сектора для того, чтобы ход кризиса и последствия его смягчить. И во-вторых, я полагаю, что никаких оснований для того, чтобы говорить о трансформации кризиса экономического в кризис политический, на сегодняшний день в России не существует.
Другое дело, если говорить о социальном измерении. Вот с социальным измерением нужно быть очень внимательным. По той причине, что у кризиса, если мы будем говорить о его социальной составляющей, есть два крайне опасных, если угодно, направления социальной динамики. Во-первых, это все то, что мы называем «города-миллионеры», где громадное количество рабочих мест принадлежали, скажем, как это модно говорить, «офисному планктону», то есть людям, которые работали в офисах, в банках, в крупных компаниях, прежде всего, в средствах массовой информации, в рекламных агентствах, в коммуникациях. И это те люди, которые, скажем так, производили продукт, необходимый для успешного развития экономики. На сегодняшний день эти люди, а это молодые, амбициозные, активные, они имеют все шансы ощутить на себе все неприятности, связанные с выходом на свободный рынок труда. А это политическая сила активная, образованная, привыкшая потреблять, привыкшая ставить свои интересы выше интересов групповых. Это один риск.
И второй риск, с моей точки зрения, важный – это риск, связанный с Россией как государством, разделенным регионально. У нас есть регионы, как их принято называть, доноры и есть регионы дотационные, депрессивные, регионы, в которых бюджеты собираются с трудом, и живут они за счет трансфертов из федерального бюджета. И эти регионы, разумеется, почувствуют на себе все последствия кризиса впрямую. Я уж не говорю о том, что мы видим на мировых рынках, что происходит с ценами на продукцию черной и цветной металлургии. Там до 5-6 раз, по крайней мере, то, о чем знаю я, падают цены. А ведь у нас есть регионы, условно говоря, организованные вокруг двух-трех-четырех крупных предприятий. И все это вместе заставляет думать о том, что необходимо с беспокойством смотреть еще и на перспективы региональной политики.
И последнее, наверное, в рамках того, о чем я хочу сказать сначала, - это, конечно же, кризис - как спусковой механизм для консолидации, условно говоря, оппозиции, для консолидации тех людей, которым необходим был, если угодно, объективный повод для собирания вместе обиженных и недовольных. И вполне очевидно, что бесплодность попыток оппозиции в 2005, 2006, 2007 годах на этапе позитивной экономической динамики и роста заработных плат, в целом позитивного роста качества жизни - это было маловероятно, и мы это видели - «Марши несогласных», которые собирали сотни человек, и не более того. Но сегодня появляются основания для негативной консолидации. И разумеется, это тоже порождает определенного рода риски

Виктор Резунков: Виктор Николаев, вам тот же самый вопрос.

Виктор Николаев: Ну, на самом деле, я хотел бы подчеркнуть, что, в первую очередь, кризис финансовый, который происходит в мире, и который сейчас в полном объеме пришел в Российскую Федерацию, он у нас, в первую очередь, подхлестнет и подтолкнет структурный кризис. Это то, о чем все время, постоянно говорили экономисты, независимые экономисты, но их никто не слушал. Потому что была дорогая нефть, был дорогой металл, как говорится, лес, пенька и все такое прочее, что всегда Российская империя поставляла развитому и цивилизованному Западу.
А на самом деле, нужно было вот те деньги, которые поступали от нефти, - и мы все время об этом говорили, - не замораживать в Стабилизационном фоне, а тратить, вкладывать в инфраструктуру. То, кстати, что делали в свое время в Советском Союзе. Советский Союз много чего неэффективного делал, но он вложился в инфраструктуру, которой мы до сих пор пользуемся. Отнюдь в инфраструктуру никаких вложений практически не было. И мы сейчас входим в кризис с изношенной инфраструктурой времен СССР, со старым способом воспроизводства. То есть опять же кроме нефти, кроме упомянутых металлургических заводов нам нечего противопоставить кризису. А на все это падают цены. У нас нет никаких инновационных, высокотехнологичных производств. И это колоссальная проблема, потому что просто в стране нет ресурса, за счет которого выходить из кризиса. И это, в первую очередь, вина властей, федерального правительства, которое поставило страну в такие условия.
Кроме того, не только на федеральное правительство можно возлагать вину, но и на региональные власти. Региональные власти в последние годы, просто пользуясь выражением президента, «кошмарили» малый бизнес. И я хочу напомнить, за счет чего мы вышли из кризиса в начале 1990-ых годов, за счет чего мы вышли из кризиса 1998 года. В первую очередь – за счет малого бизнеса. Малый бизнес – это тот самый колоссальный ресурс, за счет которого все страны во все времена выходили из кризиса. Это мобильный ресурс, это ресурс, благодаря которому обеспечивается самозанятость населения, и благодаря которому население само быстро для себя может что-то заработать. Сейчас малый бизнес массово закрывается. И вот, казалось бы, власти, наоборот, должны призвать, что «люди, открывайте малый бизнес, потому что только за счет этого мы можем выплыть!». Ведь бюджет на будущий год будет не сформировать. Будет колоссальный дефицит, попомните мои слова. Нет, этого не происходит. Буквально вчера приехали закрывать «Апрашку». Все продолжается.

( Read more... )


звук слушать тут: http://shavu.livejournal.com/902720.html
Шаву

Сегодня "Конец летА" устроил гром в "Арктике"

Итак, презентация альбома "Слушайте Гром!" Мы песню поём вам о "Конце летА".


Так вышло, что группу я в живую слышал впервые. Это что-то. Ребята - просто жгли глаголомЪ!
Как говорится - так держать! И главное - herske опять может петь!
Андрей, волынка была вообще выше всяких похвал. Не забывайте народные инструменты.
И подумайте ещё о кантеле.



Collapse )

x-posted ingria_art & spb_regionalizm